Презентация на тему: Политика гласности в период Перестройки Новейшая история

Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
Политика гласности в период Перестройки Новейшая история
1/26
Средняя оценка: 4.7/5 (всего оценок: 96)
Код скопирован в буфер обмена
Скачать (71214 Кб)
1

Первый слайд презентации

Политика гласности в период Перестройки Новейшая история

Изображение слайда
2

Слайд 2

Авария на Чернобыльской АЭС, произошедшая 26 апреля 1986 г., не только сильно ударила по бюджету СССР, но и заставила особенно остро почувствовать, что существуют две возможности: откровенно говорить о проблемах или скрывать информацию. Оппозиция аппарата побудила Горбачева искать поддержку снизу, прежде всего в среде интеллигенции. В 1986 г. появились первые признаки гласности. Съезд Союза кинематографистов избрал новое руководство. Вышел выдающийся фильм Тенгиза Абуладзе «Покаяние », снятый еще в 1984 г. Он стал настоящей сенсацией в общественной жизни. После XVII съезда 1986 года Михаил Горбачев и его окружение столкнулись с усиливающимся сопротивлением партийно-государственного аппарата как на местах, так и в высшем звене. Переход к политике гласности Постер фильма «Покаяние» (1984, режиссер Тенгиз Абуладзе) Тенгиз Абуладзе (1924-1994) Грузинский кинорежиссер

Изображение слайда
3

Слайд 3

С 1986 г. появлялись острые публикации в «Московских новостях» (главный редактор – Егор Яковлев ) и в «Огоньке» (главный редактор – Виталий Коротич ). «Огонек» Коротича вскоре превратится в настоящий рупор и символ «перестройки». Переход к политике гласности Егор Яковлев ( 1930-2005) Главный редактор «Московских новостей» в 1986-1991 гг. Виталий Коротич (1936-…) Главный редактор «Огонька» в 1986-1991 гг. Из интервью Виталия Коротича журналу «Афиша», 2013 г.: «Когда бабахнул Чернобыль, ко мне пришел корреспондент «Комсомольской правды» Петя Положевец и спросил, что я думаю. Я сказал, что это, вообще, преступление – скрывать такое. Надо, чтобы все люди понимали, что происходит. Не знаю, что-то на меня накатило, и я ему это наговорил. Вдруг через день – звонок у меня по телефону: «С вами будет говорить секретарь ЦК Яковлев». Он включается: «Здравствуйте! Вы не будете возражать, если ваше интервью мы дадим почитать Горбачеву?» Да ради бога! Мне же первый раз в жизни звонил начальник такого ранга, как я ему откажу? Еще через несколько дней меня вызвали в ЦК киевский и сказали: «Вас вызывают в Москву». Я поехал, встретился с Яковлевым. Он мне сказал, что есть идея сделать меня редактором « Огонька»»

Изображение слайда
4

Слайд 4

Курировал политику «гласности» заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС Александр Яковлев. Переход к политике гласности Секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев (справа) и главный редактор газеты «Московские новости» Егор Яковлев (слева ). Москва, 1990 год. Александр Яковлев (1923-2005) Заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС Член Политбюро ЦК КПСС в 1987 – 1990 гг.

Изображение слайда
5

Слайд 5

Виталий Коротич превратил фактически загибающийся и непопулярный журнал «Огонек» в самое читаемое издание СССР с 5-миллионным тиражом. «Огонек» стал крупнейшим публикатором «закрытой литературы». У же в 1986 г., спустя полгода после назначения Коротича в «Огоньке» появились стихи Николая Гумилева (см. обложку «Огонька» за октябрь 1986 г. ») Журнал «Огонек» времен перестройки Из интервью Виталия Коротича журналу «Афиша», 2013 г.: «Вызвал меня Лигачев: «Как вы додумались напечатать Гумилева?» А я его из Америки привез пять томов собрания сочинений, незаконно, конечно. Ну что я ему скажу? Я говорю: «Вот, нравится, большой патриот России, большой человек». И тогда Лигачев подходит к двери, и над дверью у него такая раздвижная полка, он ее раздвигает, вынимает оттуда книгу в сафьяновом переплете и говорит: «Вот томик, все, что мог достать Гумилева, перепечатывал и переплел». Я задаю ему совершенно дурацкий вопрос: «Слушайте, вы-то с вашей должностью не могли, что ли, дать команду, чтобы его печатали нормально, в типографии?» «Ой, все не так просто, Виталий», – сказал он». «Огонек» за октябрь 1986 г.

Изображение слайда
6

Слайд 6

Переход к политике гласности В декабре 1986 г. был возвращен из горьковской ссылки лидер диссидентов Андрей Сахаров. Освобождение Сахарова произошло по личному звонку Михаила Горбачева. Освобождение политзаключенных из тюрем началось в феврале 1987 г. Около 300 человек, осужденных по статьям «антисоветская агитация и пропаганда» (ст. 70 Уголовного Кодекса РСФСР 1960 г.), «участие в антисоветской организации» (ст. 72) и «распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» (ст. 190-1), вышли из тюрем и лагерей, а также вернулись из ссылок в течение 1987 г. Все незаконченные дела по политическим статьям были прекращены. Андрей Сахаров на Ярославском вокзале. 23 декабря 1986 г.

Изображение слайда
7

Слайд 7

Из интервью Михаила Горбачева 1989 г. (опубликовано в 2005 г. в «Новой газете»): «…Я позвонил. "Андрей Дмитриевич, здравствуйте. Горбачев". – "Здравствуйте". – "Я хочу вам сказать, что вы можете возвращаться в Москву, занимать свою квартиру и заниматься своей работой. В общем, все за вами сохранено, начинайте действовать – и в академии, и так далее". Не благодарил, ничего. И правильно, что нечего благодарить. Ну, короче говоря, я ему так сказал. А он с ходу: "Надо высвободить всех узников свободы", то-то-то… Не о себе. Да, про Анатолия Марченко сказал. Он в тяжелом был положении… Я говорю: "Андрей Дмитриевич, возвращайтесь, это я вам хотел сказать, и все будем рассматривать". После этого разговора я проинформировал своих коллег…» Переход к политике гласности Андрей Сахаров на Ярославском вокзале. 23 декабря 1986 г.

Изображение слайда
8

Слайд 8

Новый Дед Мороз. Западная карикатура на Михаила Горбачева. 1987 г.

Изображение слайда
9

Слайд 9

Еще 15-17 мая 1985 г., сразу после избрания генсеком, состоялась Горбачев совершил визит в Ленинград. Там на встрече с активом Ленинградского горкома партии он впервые заговорил о необходимости перестройки общественно-политической жизни. С лово «перестройка» прозвучало, но до конца 1986 г. наименованием новой политики было более скромное и консервативное «ускорение». Гласность и перестройка Михаил Горбачев открыто общается с ленинградцами. Ленинград. 1985 г. Из выступления Михаила Горбачева в Ленинграде 15 мая 1985 г.: «…Видимо, товарищи, всем нам надо перестраиваться. Всем…» Из книги «Жизнь и реформы» Михаила Горбачева: «Первым актом гласности можно, думаю, считать мою поездку в Ленинград в мае 1985 года. Состоялся непривычный контакт руководителя с людьми. Выступление без всяких бумажек и предварительных консультаций с коллегами создало целую проблему для Политбюро. Впервые многое из того, что содержалось в неопубликованных материалах мартовского и апрельского пленумов ЦК, о чем говорилось "в закрытом порядке" в партийных верхах, было "выплеснуто" на всех…»

Изображение слайда
10

Слайд 10

Спустя полтора года после ленинградской встречи, на Пленуме ЦК в январе 1987 г. Михаил Горбачев заявил, что перестройка возможна только на основе демократии и призвал к расширению гласности. Это был уже настоящий идеологический поворот. После январского пленума 1987 г. критические публикации в прессе стали значительно резче. В журнале «Огонек» с 1987 г. систематически выходили статьи о преступлениях сталинизма. Стали публиковаться произведения эмигрантов и репрессированных писателей: Дмитрия Мережковского, Владимира Набокова, Бориса Пильняка, Варлама Шаламова и других. В 1987–1988 гг. в литературных журналах были опубликованы многие произведения, которые прежде не пропускала цензура: «По праву памяти» Александра Твардовского, «Реквием» Анны Ахматовой, «Белые одежды» Владимира Дудинцева, «Ночевала тучка золотая» Анатолия Приставкина, «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова,, «Мы» Евгения Замятина, «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана. Гласность и перестройка 1987-1988 Первые публикации запрещенных прежде произведений : Александр Твардовский – «По праву памяти» Владиимир Дудинцев – «Белые одежды» Анатолий Приставкин – «Ночевала тучка золотая» Анна Ахматова – « Реквием» Варлам Шаламов – «Колымские рассказы» Михаил Булгаков – «Собачье сердце» Андрей Платонов – « Чевенгур » Анатолий Рыбаков – «Дети Арбата» Борис Пастернак – «Доктор Живаго» Василий Гроссман – «Жизнь и судьба» Александр Солженицын – «Архипелаг ГУЛАГ» (в 1989 г.)

Изображение слайда
11

Слайд 11

Публицистические статьи Николая Шмелева, Василия Селюнина, Гавриила Попова, Отто Лациса, Анатолия Стреляного раскрывали пороки советской распределительной экономики и пропагандировали переход к социалистическому рынку. На телевидении появились новые острые публицистические передачи, такие как «Взгляд » (первый эфир в 1987 г. ) или «Пятое колесо » (первый эфир в 1988 г.). 30 ноября 1988 г. в СССР было полностью прекращено глушение зарубежных радиостанций. Опубликованные книги стали «локомотивами гласности», помогли преодолеть боязнь преследований за разоблачение тоталитаризма. Общество осознавало необходимость избавиться от «белых пятен» в своей истории. Понимая, что в новых условиях невозможны старые подходы, власти отменили в 1988 г. экзамены по истории в школах. Гласность и перестройка

Изображение слайда
12

Слайд 12

Оппонентами «Огонька», «Московских новостей» и других изданий демократического направления выступали журналы «Наш современник» и «Молодая гвардия». Недовольство «смакованием недостатков» и « очернением истории» в прессе высказывалось и рядом высокопоставленных партийных деятелей. Гласность и перестройка Горбачев за рулем. Западная карикатура. 1987 г. Из книги Михаила Горбачева «Жизнь и реформы»: «Очередной ступенью в развитии гласности стало поощрение критических выступлений в печати, на телевидении и радио по поводу всевозможных безобразий, о которых в прошлом не полагалось говорить вслух. Настолько общество устало от всяких зажимов и запретов, что стоило приоткрыть журналистам «кислород», как их охватила лихорадка критицизма. И тут же они натолкнулись на сопротивление номенклатуры, даже преследование, особенно свирепое на местах. <…> Критика стала приобретать оскорбительный, разносный характер, нередко публиковались откровенно клеветнические материалы <…> Поначалу эти и другие «отходы» гласности мы пытались устранять привычными методами <…> Но постепенно эти испытанные методы перестали срабатывать. Редакторы начали «огрызаться», некоторые и вовсе проявляли непокорность. Чуть ли не каждую неделю появлялись «дерзкие публикации», поднимавшие планку допускавшейся в тот момент открытости»

Изображение слайда
13

Слайд 13

«Не могу поступаться принципами» В марте 1988 г. газета «Советская Россия» опубликовала статью ленинградской преподавательницы Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами». Автор критиковала лидеров перестройки за утрату классового подхода и восхваляла Сталина. Статью Нины Андреевой перепечатали многие местные газеты, по-видимому, по указанию Егора Лигачева, ведавшего в Политбюро идеологическими вопросами. Из статьи Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами». Газета «Советская Россия», 13 марта 1988 г.: «В многочисленных дискуссиях, проходящих сегодня буквально по всем вопросам обществознания, меня как преподавателя вуза интересуют прежде всего те вопросы, которые непосредственно влияют на идейно-политическое воспитание молодежи, ее нравственное здоровье, ее социальный оптимизм. Беседуя со студентами, вместе с ними размышляя об острых проблемах, невольно прихожу к выводу, что у нас накопилось немало перекосов и односторонностей, которые явно нуждаются в выправлении. На некоторых из них хочу остановиться особо. Взять вопрос о месте И. В. Сталина в истории нашей страны. Именно с его именем связана вся одержимость критических атак, которая, по моему мнению, касается не столько самой исторической личности, сколько всей сложнейшей переходной эпохи. Эпохи, связанной с беспримерным подвигом целого поколения советских людей, которые сегодня постепенно отходят от активной трудовой, политической и общественной деятельности. В формулу "культа личности" насильственно втискиваются индустриализация, коллективизация, культурная революция, которые вывели нашу страну в разряд великих мировых держав. Все это ставится под сомнение. Дело дошло до того, что от " сталинистов " (а в их число можно при желании зачислять кого угодно) стали настойчиво требовать "покаяния"…» Нина Андреева (1938-…) Химик-технолог, преподаватель Ленинградского технологического института в 1980-е гг. Автор статьи «Не могу поступаться принципами»

Изображение слайда
14

Слайд 14

Михаил Горбачев во время публикации текста Андреевой находился за границей. Вернувшись, он понял, что статья «Не могу поступаться принципами» не могла появиться случайно. «Не могу поступаться принципами» Нина Андреева (в центре) беседует со студентами Ленинградского технологического института. 1989 год.

Изображение слайда
15

Слайд 15

«Не могу поступаться принципами» Из интервью главного редактора «Огонька» в 1985-1991 гг. Виталия Коротича «Би-би-си», 2013 г.: Би-би-си: Все действительно было так серьезно? Перестройка могла закончиться, толком не начавшись ? Виталий Коротич: Мне кажется, эта оценка несколько преувеличена. Раскол в политбюро уже оформился, разделилась и пресса. Это был такой мини-путч, довольно плохо организованный, а скорее, пробный шар: проверить реакцию Горбачева, который порой держался так, что даже ближайшее окружение не понимало, с кем он, и вообще поглядеть, что получится. Механизм был для меня совершенно ясен, поскольку я сам не раз выступал таким пробным шаром, только с противоположной стороны. Демократов впоследствии упрекали, что они ратуют за плюрализм мнений, а стоило кому-то высказаться не в унисон с ними, принялись возмущаться. Но сыр-бор разгорелся не из-за самой статьи. Политическое значение она приобрела после того, как [секретарь ЦК КПСС] Егор Лигачев на другой день одобрительно высказался о ней на совещании с главными редакторами СМИ, посвященном, вообще-то, освещению проблем сельского хозяйства, и региональные партийные издания начали перепечатывать ее как установочную <…> Би-би-си: Пока Горбачев не прилетел из Белграда и ситуация не прояснилась – было страшно ? Виталий Коротич: Нет. Не было ощущения, что выступили люди, которые берут власть - скорее, наоборот. Я не сомневался, что ответ будет. Виталий Коротич (1936-…) Главный редактор «Огонька» в 1986-1991 гг.

Изображение слайда
16

Слайд 16

Лишь спустя неделю, после возвращения Михаила Горбачева из-за границы, «Правда» опубликовала ответную статью «Принципы перестройки: революционность мышления и действий», подготовленную членом Политбюро Александром Яковлевым. Статья Нины Андреевой была названа «манифестом антиперестроечных сил». Ответ Александра Яковлева на «Не могу поступаться принципами» Из статьи Александра Яковлева «Принципы перестройки: революционность мышления и действий». «Правда», № 96, 5 апреля 1988 г.: «Оговоримся: любой автор вправе отстаивать свою точку зрения. Именно такой подход утверждается сейчас в нашем обществе благодаря гласности, благодаря перестройке. Дело печатного органа – выносить ту или иную позицию на суд читателей, определять свое отношение к ней. Рубрика, под которой опубликована статья, позволяла предположить, что полемика по существу поднятых вопросов последует – если не сразу, то хотя бы спустя некоторое время. Это тем более необходимо, что вопросы подняты серьезные и в таком ключе, который иначе как идейной платформой, манифестом антиперестроечных сил не назовешь».

Изображение слайда
17

Слайд 17

После этого разоблачение Сталина в средствах массовой информации развернулось с новой силой. Из статьи Александра Яковлева «Принципы перестройки: революционность мышления и действий». «Правда», № 96, 5 апреля 1988 г.: «Личность Сталина крайне противоречива. Отсюда и яростные споры. Но принципиальные оценки даны на XX, XXII съездах партии <…> Нет-нет да и слышатся голоса, что Сталин не знал об актах беззакония. Не просто знал – организовывал их, дирижировал ими. Сегодня это уже доказанный факт. И вина Сталина, как и вина его ближайшего окружения, перед партией и народом за допущенные массовые репрессии, беззакония огромна и непростительна <…> Но почему же все-таки сейчас, когда партия дала на этот вопрос ясный и прямой ответ, снова и снова приходится возвращаться к нему? Думается, по двум причинам. Прежде всего потому, что, защищая Сталина, отстаивают тем самым и сохранение в нашей сегодняшней жизни, практике порожденных им методов «решения» дискуссионных вопросов, созданных им общественных и государственных структур, норм партийной и социальной жизни. А самое главное — защищают право на произвол. Произвол, который на поверку неизменно оказывается лишь эгоистическим интересом, — хотя у одного этот интерес может быть направлен на то, чтобы побольше взять и поменьше дать, у другого — укутан во внешне респектабельные одежды претензий на монополию в науке, собственную непогрешимость в делах или что-либо иное». Гласность и перестройка Александр Яковлев (1923-2005) Заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС Член Политбюро ЦК КПСС в 1987 – 1990 гг.

Изображение слайда
18

Слайд 18

После этого разоблачение Сталина в средствах массовой информации развернулось с новой силой. В мае 1988 г. в «Огоньке» появилась статья писателя Юрия Карякина «Ждановская жидкость или против очернительства». В ней речь шла о двойных стандартах. На всех уровнях шло резкое осуждение сталинских репрессий, часто сводившееся при этом к осуждению одного лишь Сталина. Роль в репрессиях многих политиков 1930-х – 1940-х годов замалчивалась, или существенно занижалась (по мнению Карякина ). В качестве мишени Карякиным был выбран Андрей Жданов – один из тех, кто подписывал расстрельные списки в 1930-е гг. В 1988 г. имя Жданова все еще носил ЛГУ, против чего выступал Карякин. Ядовитое и скандальное название статьи – «Ждановская жидкость» – конце XIX века медики так называли особую химическую субстанцию, призванную замаскировать трупный запах. Гласность и перестройка Из интервью главного редактора «Огонька» в 1985-1991 гг. Виталия Коротича «Би-би-си», 2013 г.: « Когда Горбачев определился, все, кроме Лигачева, принялись каяться, мол, "не разобрались" и "не до конца сориентировались". Так что подавить "мини-путч" Горбачев смог без труда. Верхушка партии, воспитанная в большевистских традициях, в 1988 году была способна на глухое ворчание и подковерные интриги, но не созрела до того, чтобы открыто пойти против генерального секретаря». Статья Юрия Карякина «Ждановская жидкость или против очернительства». «Огонек», № 19, 1988 г.

Изображение слайда
19

Слайд 19

«Ждановская жидкость» стала ядовитым ответом «Огонька» на статью Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами». Виталий Коротич готовил ответ сразу после публикации в «Советской России», но его остановил Александр Яковлев, пожелавший ответить Андреевой через «Правду». Гласность и перестройка Из интервью Виталия Коротича «Би-би-си», 2013 г.: «Материал был готов, сразу после прилета Яковлева из Улан-Батора я позвонил ему, а он сказал: нельзя сводить дело к очередной перепалке между изданиями, отвечать надо с высоты политбюро и устами "Правды "». Юрий Карякин (1930-2011) советский и российский литературовед, писатель, публицист, общественный деятель Из статьи «Ждановская жидкость» Юрия Карякина в «Огоньке», № 19, май 1988 г.: «Убежден: будет воссоздана – день за днем, во всех драматических и комических подробностях – вся хроника событий вокруг " Манифеста« (имеется в виду статья Нины Андреевой – прим.), вся хроника его замысла, написания, публикации, хроника организации его одобрения. Чем определялся выбор дня публикации? Какой стратегией? Какой тактикой? Почему не появился "Манифест", скажем, 10 марта или 21-го? Особенно будет интересна хроника событий между 13 марта и 5 апреля (дата ответа Александра Яковлева на статью Андреевой – прим.). Сколько местных газет перепечатали "Манифест"? Сколько было размножено с него ксероксов? Сколько организовано обсуждений-одобрений? По чьему распоряжению? Как пробуждалась местная инициатива? Кем? Почему три недели не было в печати ни одного слова против, за исключением, кажется, лишь Московских новостей и Тамбовской правды! Почему Нину Андрееву хочется назвать лишь соавтором "Манифеста" и, к тому же, далеко не главным? А кто главный ?»

Изображение слайда
20

Слайд 20

Из статьи «Противостояние» Тельмана Гдляна и Николая Иванова. «Огонек», № 26, июнь 1988 г. «Кто же, как не Брежнев, Рашидов, Щелоков, Кунаев, Чурбанов, Бодюл, Усубалиев и целая плеяда таких же высокорангированных, но окончательно скомпрометировавших себя в глазах народа лиц, довел страну до состояния кризиса? <…> Можно ли при таких обстоятельствах трусливо умолчать о политических последствиях деятельности этих новоявленных «царьков», «князьков» и «ханов» с партийными билетами? <…> Выкорчевать корни « брежневщины », « рашидовщины », « кунаевщины » и некоторых поныне здравствующих апологетов застойного периода предстоит еще и в течение многих и многих лет, и существенную помощь в этом должны оказать правоохранительные органы». Визитной карточкой перестроечного «Огонька» считается статья «Противостояние». Это было открытое письмо следователей по особо важным делам при Генпрокуроре СССР Тельмана Гдляна и Николая Иванова, до того в течение пяти лет работавших над «Узбекским (хлопковым) делом». За время расследования они вскрыли огромную по своим масштабам систему взяточничества и коррупции на самом высоком уровне, среди фигурантов числились зять Брежнева Чурбанов, секретари ЦК союзных республик, генералы МВД, секретари обкомов и райкомов. Гласность и перестройка Статья «Противостояние» Тельмана Гдляна и Николая Иванова. «Огонек», № 26, 1988 г.

Изображение слайда
21

Слайд 21

В своем письме Гдлян и Иванов заявили о существовании в СССР организованной преступности, утверждая, что наиболее крупные фигуры привлечь к ответственности невозможно. Прочитать такое в официальном печатном издании для советского читателя казалось делом невероятным. Одно дело – критиковать преступную сущность сталинизма, другое – коррупционную сущность современной номенклатуры, посягая на ЦК. Коротич взялся публиковать статью на свой страх и риск, без предварительного согласования с ЦК. Номер журнала вышел в свет 25 июня 1988 г., а 28 июня в Москве началась XIX конференция КПСС. Коротич отправился на конференцию, захватив с собой множество дополнительных материалов, в том числе письмо на имя Горбачева и список высокопоставленных взяточников, чьи имена не были названы в статье. Ему удалось обратиться с запиской в Президиум. В итоге была создана специальная бригада следователей, и расследование «Хлопкового дела» продолжилось. Гласность и перестройка Из статьи Тельмана Гдляна и Николая Иванова «Противостояние». «Огонек», № 26, июнь 1988 г.: « Дело в том, что есть неписаные законы", согласно которым члена ЦК, скажем, не просто привлечь к ответственности. Даже когда некоторые из них изобличены в корыстных преступлениях...» Следственной группой, ведущей расследование дела о должностной мафии в Узбекской ССР, были продемонстрированы ценности, изъятые у преступников, бравших взятки. 1988 г.

Изображение слайда
22

Слайд 22

Важную роль в развитии общественного сознания тех лет играл поиск в прошлом альтернативных моделей развития социализма. Чаще всего такую альтернативу старались найти в НЭПе. Заступник НЭПа в партийной дискуссии конца 1920-х гг. Николай Бухарин (реабилитированный в 1988 г. ) стал одним из самых популярных исторических деятелей. Реабилитации Бухарина предшествовала общественная дискуссия, в ходе которой в перестроечной появился целый ряд публикаций о Бухарине. Гласность и перестройка Статья вдовы Николая Бухарина Анны Лариной о муже «Он хотел переделать жизнь, потому что ее любил». Огонек, № 48, ноябрь 1988 г.

Изображение слайда
23

Слайд 23

В Сибири появились «Калинов мост», «Гражданская оборона», Янка Дягилева. И в Ленинграде, и в Свердловске рок-музыканты были еще до перестройки объединены в рок-клубы (которые курировались ВЛКСМ). Изначально созданные для курирования концертной деятельности и цензуры подпольной музыки рок-клубы в условиях гласности превратились в места средоточия молодежного протеста. Саундтреком эпохи перестройки стала советская рок-музыка, переживавшая невиданный взлет популярности. Основными центрами рок-движения стали Ленинград ( «Аквариум», «Зоопарк», «Кино», «Алиса», «ДДТ», «Телевизор», Александр Башлачев и др.) и Свердловск ( «Наутилус Помпилиус », «Агата Кристи» и др. ) Гласность и перестройка На V рок-фестивале Ленинградского рок-клуба. 1987 г.

Изображение слайда
24

Слайд 24

1 апреля 1988 г. в кинопрокат вышел фильм Сергея Соловьева «Асса». Этому фильму суждено было стать манифестом советской молодежи конца 1980-х. Абсурдистский сюжет, гротеск, ирония – в этом фильме было все, чего не было ранее в консервативном советском кино. Гласность и перестройка Постер фильма «Асса». Р ежиссер Сергей Соловьев. 1988 г. У московского ДК МЭЛЗ перед премьерным показом «Ассы ». 24 марта 1988 г.

Изображение слайда
25

Слайд 25

В концовке «Ассы» лидер группы «Кино» Виктор Цой выслушивает нудный инструктаж о «поведении исполнителя на эстраде», не дослушивая его, выходит на сцену и исполняет песню «Перемен!» Гласность и перестройка Концовка фильма «Асса» с исполнением группой «Кино» песни «Перемен!». 1988 г. Из статьи кинокритика Антона Долина о фильме «Асса»: «Виктор Цой в 1987-м появился на экране впервые (не считая короткометражек) и дважды – в документальном «Роке» и здесь. В обоих случаях он, вроде бы, играл самого себя. Однако «Асса», в которой Соловьев неожиданно делает лидера «Кино» главным героем эпилога, имеет дело не столько с реальным музыкантом, сколько с обобщенным образом. Невозмутимый вестник, он является будто прямиком из будущего, чтобы от лица поколения потребовать «Перемен!» – так называется звучащая на финальных титрах вещь, моментально превратившаяся в главную песню Цоя. Первые куплеты звучат в пустом ялтинском ресторане, последние снимались во время концерта «Кино» в Зеленом театре в Москве, где перемен жаждут не только сами музыканты, но и многотысячная аудитория. Этой песней кинематограф провожал уходящий СССР».

Изображение слайда
26

Последний слайд презентации: Политика гласности в период Перестройки Новейшая история

В концовке «Ассы» лидер группы «Кино» Виктор Цой выслушивает нудный инструктаж о «поведении исполнителя на эстраде», не дослушивая его, выходит на сцену и исполняет песню «Перемен!» Гласность и перестройка Концовка фильма «Асса» с исполнением группой «Кино» песни «Перемен!». 1988 г. Из статьи кинокритика Антона Долина о фильме «Асса»: «Виктор Цой в 1987-м появился на экране впервые (не считая короткометражек) и дважды – в документальном «Роке» и здесь. В обоих случаях он, вроде бы, играл самого себя. Однако «Асса», в которой Соловьев неожиданно делает лидера «Кино» главным героем эпилога, имеет дело не столько с реальным музыкантом, сколько с обобщенным образом. Невозмутимый вестник, он является будто прямиком из будущего, чтобы от лица поколения потребовать «Перемен!» – так называется звучащая на финальных титрах вещь, моментально превратившаяся в главную песню Цоя. Первые куплеты звучат в пустом ялтинском ресторане, последние снимались во время концерта «Кино» в Зеленом театре в Москве, где перемен жаждут не только сами музыканты, но и многотысячная аудитория. Этой песней кинематограф провожал уходящий СССР».

Изображение слайда