Презентация на тему: Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе

Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе
1/26
Средняя оценка: 4.4/5 (всего оценок: 93)
Код скопирован в буфер обмена
Скачать (32409 Кб)
1

Первый слайд презентации: Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе

Подготовил презентацию: Студент I курса магистратуры Манько Н.В. Преподаватель: к.и.н., доц. Пенькова О.Б.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
2

Слайд 2

«Древнегерманская» ( архаическая) картина мира известна в большей степени по скандинавским сагам. В них к болезням проявляется предельно малый интерес. Она упоминается в них главным образом лишь тогда, когда ведет к смерти героя и мотивирует резкий поворот сюжета или же завершает одну из сюжетных линий, а то и всю сагу. Сообщения саг о болезни героев, особенно в старости, – предельно лаконичны и исчерпываются стереотипной для этого жанра формулой soft ok andask – «заболел и умер ». Невнимание к болезни в сагах весьма симптоматично и обусловлено свойственным этому жанру принципом отбора сюжетов. Коллективная память, формирующая эпическую традицию, концентрируется на мотивах и сюжетах, достойных внимания и запоминания, иными словами, обусловливается системой значимых в этом обществе ценностей — социальных и этических. Болезнь – отнюдь не та ситуация, рассказ о которой может показаться значительным или любопытным для слушателей саги. «Аксиологический статус» болезни в дохристианских культурах и в христианской идеологии Смысл жизни в германском мире понимался как служение роду, соблюдение его чести и умножение его славы. А так как болезнь препятствовала человеку исполнять своё главное предназначение и лишала тем самым жить её высшего смысла, в культуре она рассматривалась соответственно как не-удача и не-судьба. Что бы излечить болезнь, необходимо было «приманить судьбу», «вернуть удачу», для чего совершались различные магические целительные ритуалы, направленные в целом на восстановление нарушенного «договора со средой». Поэтому, болеть для этих людей значило гораздо больше, нежели просто страдать каким-либо острым или хроническим недугом.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
3

Слайд 3

Героическая этика древних германцев считала смерть достойнее и желаннее, нежели болезнь. Смерть не означала полного уничтожения человека. Считалось, что умерший продолжает существовать метафорически – в его славе и памяти потомков, в названном его именем мальчике, так и вполне «реально» – под могильным холмом и в подвластном Одину загробном мире – Вальхалле. Болезнь, напротив, нарушала привычный и «справедливый» порядок вещей, препятствуя реализовать свою судьбу, лишает возможности «хорошей», «правильной смерти». Только смерть от оружия обеспечивала достойную «жизнь после смерти», поэтому воины, дожившие до старости, просили проткнуть себя копьем, в более позднее время копьем протыкали трупы.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
4

Слайд 4

Архаическая установка предпочитать болезни и старческой немощи смерть долго давала о себе знать и в христианское Средневековье. После подчинения Тюрингии франками-христианами там на протяжении жизни еще нескольких поколений продолжали обезглавливать старых и неизлечимых, подобное случалось и в Норвегии после принятия христианства. В XIV-XIX вв. в Саксонии, Силезии и некоторых других германских землях еще можно было увидеть висящий на городских воротах молот, которым, по преданию, некогда совершали ритуальные убийства обреченных на медленное умирание воинов. И. Коти, исследовавший практику ритуального убийства стариков и больных в архаических обществах заметил, что мотивы, лежащие в ее основе, далеко не всегда обусловлены только духовной культурой, но часто имеют и вполне материальное обоснование. Это наблюдение особенно точно иллюстрирует ситуацию «переходной эпохи», смены культур и связанную с этим «культурную нестабильность», характерную, например, для новообращенных народов Европы.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
5

Слайд 5

Христианство с его пренебрежением к земной жизни, в которой человек лишь «гость» и «странник», и ориентацией на загробное воздаяние расценивает жизнь, смерть, страдание уже по-иному. В земной доле первородный грех обрек человека на болезни, страх смерти, мучительное расставание с жизнью и бесконечную кару впереди, обесценив жизнь деятельную, полную земных радостей. Христианское учение о теле как о бренном сосуде души, которым нужно всячески пренебрегать, смирять и умерщвлять, разводит духовное и физиологическое по разным полюсам, принося в жертву вере гармонию души и тела. Ниспосылая болезнь как кару за грехи или во испытание, Бог даёт верующему возможность искупить страданием свои прегрешения уже при жизни, а также предостерегает от греха праведных и в испытании способствует укреплению веры христианина. Библейская мудрость предостерегает: « Наказания Господня, сын мой, не отвергай, и не тяготись обличением Его; ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему » ( Прит. 3: 11 – 12). Таким образом, христианство продемонстрировало иной взгляд на место болезни в системе ценностей, где она обретает свою осмысленность и оправданность благодаря включенности в общий замысел Творца. Из беды и неудачи болезнь превратилась в благо, поскольку по воле Господа ведет к благодати, укрепляя духовные силы христианина и направляя его взор к вечности.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
6

Слайд 6

Предсмертная болезнь в старости, пожалуй, наиболее яркий пример « нефатального » отношения архаического человека к миру. В основе этого отношения лежит совсем иная, хотя и похожая внешне на фатализм установка на неизменность существующего миропорядка и необходимость сохранения его стабильности. Эта установка пронизывает всю жизнь человека в архаическом и его более поздней стадии – традиционном с обществах. К последнему можно отнести и крестьянское общество средневековой Европы. На поддержание (а не на изменение или улучшение ) этого порядка, привычного, и потому правильного, направлена вся сила традиции, все народные ритуалы, обычаи, заговоры и заклинания. Поэтому, например, против болезни, нарушающей «нормальное» состояние человека, существуют целительные заклинания, а против старости – нет.. Старость – особый возраст, когда силы начинают покидать человека, и это обычный ход вещей, который нельзя изменить. Больной и его болезнь В эпоху христианского Средневековья эта архаическая сущность в культуре сохраняется. о чем свидетельствует, например, то обстоятельство, что среди многочисленных сообщении о чудесных исцелениях святыми и даже фактах возвращения к жизни умерших вообще не встречается сообщений об исцелении болезней, которые, судя по описанию их симптомов, могли бы считаться старческими – атеросклерозе, ревматических заболеваний, общей слабости. Даже нет упоминаний о том, что за исцелением пришел старик. Так или иначе из источника обычно можно понять, что речь идет о людях трудоспособного активного возраста.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
7

Слайд 7

С распространением христианства в Европе Церковь взяла на себя заботу о формировании у верующих «христианского» отношения к болезни. В основе христианской концепции переживания болезни (и возможной за ней смерти) лежит идея смирения. В раннехристианских общинах еще пытались лечиться исключительно исповедью, молитвами и призывами Христа. « Соборное послание святого апостола Иакова» предписывает: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь ; и если он сделал грехи, простятся ему » ( Иак. 5. 14 15). В первые века своего существования христианство, отвергая все языческое, отрицало и помощь профессиональных врачей, ибо один Бог решает об исцелении души и таким образом тела. Ещё в начале в начале III века Тертуллиан указывал на непозволительность христианам лечиться какими либо иными средствами или прибегать к искусству врачей, которое ассоциировалось у него с нехристианским, «неправедным» образом жизни тогда как язычникам, по его мнению, не возбранялось обращаться к ним за помощью. С другой стороны, уже в VI-VII вв. христианские авторы обращаются к изучению античного наследия, и начинается его активная интеграция в монастырскую культуру. Благодаря Кассиодору ( ок. 490-583) и Исидору Севильскому (570-637) медицина окончательно вошла в число наук, изучаемых и практикуемых духовным сословием, и разрослась в целую область теологического знания. Развитие теологического учения о болезни и исцелении шло по пути синтеза с натуралистическими теориями античных медиков – Гиппократа, Галена, Цельса.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
8

Слайд 8

Жажда исцеления вынуждала толпы больных и инвалидов бродить от одного святого места к другому, преодолевая все тяготы дальнего пути, неделями ожидать чуда у священных гробниц, отваживаться на кражу реликвий, а часто и прибегать к откровенно языческим, по мнению официальной Церкви, ритуалам, о чем с возмущением пишут авторы « покаянных книг» и проповедники. Если одно средство не помогало, искали другое. О сновными же критериями выбора этих средств были доступность и вера в их эффективность, а не религиозные убеждения больных, впрочем, часто просто не понимавших разницы между дозволенными и осуждаемыми Церковью целительными практиками. Со смирением же принимали лишь неизбежное. При этом от смертельно больных (в том числе и детей) не скрывали их состояния. Когда близкие решали, что человек умирает, его готовили к смерти. По древнему, восходящему еще к языческой архаике обычаю, перекладывали на расстеленную на полу солому (обычай этот засвидетельствован миракулами в Германии еще и в XII в.), переодевали в чистое. Христианизация внесла свои новшества: если было возможно, умирающему в руки давали свечу, свечи расставляли и вокруг соломенного ложа. Собирались родственники, соседи и знакомые (в смертный час человек не должен оставаться один), близкие громко оплакивали его.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
Изображение для работы со слайдом
1/3
9

Слайд 9

Болезнь – событие, выбивающее человека из привычной колеи жизни, делающее его неспособным исполнять обычные занятия – трудиться, или сражаться, или радеть на службе Господу, словом, в полной мере соответствовать привычной социальной роли. Разумеется, и в этом аспекте субъективное переживание вписано в общий культурный контекст эпохи и зависит как от коллективных представлений, так и от социальной реальности, прежде всего от того, какие социальные и, в конечном итоге, экзистенциальные, последствия для больного будет иметь его болезнь. Богатый и бедный в Средние века не были равны перед болезнью. Изучение протоколов исцеления святыми ( миракул ) показывает, что в целом упоминаемые в них болезни характерны более для низших сословий, для всех тех, кто вынужден есть некачественную пищу, жить в антисанитарных условиях и каждодневно бороться за выживание. Эрготизм – отравление грибком спорыньи в хлебе, выпеченном их зараженного зерна ржи, проказа, неврозы, проявляющиеся в виде самых разнообразных соматических расстройств вплоть до потери зрения и слуха, рождение нездорового потомства и детей-уродов – все это проблемы, обусловленные социальным бытием, низким уровнем жизни. Бессилие медицины перед многими заболеваниями и недоступность врачебной помощи для широких масс населения как вследствие их бедности, так и по причине удаленности от крупных городов и университетских медицинских центров при отсутствии средств на дорогу лишали простолюдинов возможности получить квалифицированну ю медицинскую помощь, так что любая болезнь для них и их детей могла закончиться смертью. Монастырские или городские госпитали, в которых медицинское обслуживание имело отнюдь не первостепенное значение, да и профессиональные медики наличествовали далеко не всегда, лечение у местного знахаря или паломничество к могиле святого – вот всё, на что мог рассчитывать заболевший. При этом ему нужно было ещё не умереть с голоду.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
10

Слайд 10

В раннесредневековых правовых текстах понятие «болезнь» тесно связано с понятием «нетрудоспособность». Заболевания, безусловно ограничивающие трудоспособность человека – слепота и грыжа. Отчасти к этой группе может относиться и безумие. В средневековых миракулах мы наблюдает сходную картину. Среди ищущих исцеления у священных гробниц людей с такими недугами (врожденными или приобретенными), как глухота, плохое зрение, хромота и другие дефекты конечностей, встречаются люди самых различных профессий: купцы, крестьяне, пастухи, плотники, портные и швеи кузнецы, ткачи, рудокопы, слуги. Посильно все они были включены в трудовой процесс, и всякий, сообщая сведения о себе монаху, пристав ленному записывать все случаи чудесных исцелений, обязательно называет свою профессию. Пока человек трудится и, следовательно, идентифицирует себя с определенной социальной группой, он осознает свою принадлежность к обществу. Или же пока осознается временный характер заболевания и есть надежда на выздоровление и возвращение к привычным занятиям. Но миракулы упоминают и тех людей, кто не мог больше работать. Все они страдали от своей «никчемности», «негодности» ( inutilitas ).

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
11

Слайд 11

Бедные ( pauperes ) в Средние века – понятие широкое и многозначное, не связанное с определенным социальным слоем, тем более с самым низшим. Бедными считались не только те, кто беден в материальном смысле, но и те, кто беззащитен, бесправен, наиболее подвергнут насилию и угнетению, словом, все, кто нуждается в помощи в силу различных причин, а значит, не только неимущие, но и вдовы, сироты, путешественники (прежде всего паломники), рабы и пленники, одинокие женщины и, конечно же, больные, инвалиды, немощные старики. Понятия «больной» и «бедный» почти синонимичны, и вплоть до позднего средневековья как объекты каритативной деятельности практически не различались. В раннее Средневековье церковная благотворительность выражалась прежде всего в заботе о голодающих. Каковы бы ни были индивидуальные причины, по которым человек попадал в состояние бедности – война, пожар, мор скота, старость, тяжелая болезнь и т.п., – в этот период существовала одна постоянна предпосылка бедности – голод, обусловленный различными причинами. Во времена голода люди снимались с насиженных мест и стекались туда, где можно было достать пищу – в города и монастыри, ставшие первыми центрами каритативной деятельности по отношению к бедным и больным. Христианское милосердие и каритативная деятельность общества по призрению бедных и больных

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
12

Слайд 12

Уже с V в. согласно папским предписаниям Церковь выделяла для призрения бедных четверть своих доходов. С начала VI в. во всех церквах Галлии, которая была оплотом христианства в заселенных германцами областях, стали составлять специальные списки тех, кто нуждается в постоянной помощи ( matriculae pauperurn ), прежде всего инвалидов. Тогда же в Западной Европе распространяется возникший на христианском Востоке институт дьяконата, основным направлением деятельности которого была забота о бедных и больных. Посещать больных и умирающих вменяется в обязанность и священникам. Епископы, в свою очередь, должны были осуществлять верховное руководство каритативной деятельностью Церкви в своих епархиях, организовывать закупки зерна и создавать запасы на случай голода, в их компетенцию входило также создание госпиталей. Идея создания госпиталей, как и дьяконат, пришла с Востока. Уже в IV в. при императоре Константине возникают первые госпитали в Константинополе и Кесарии. В Галлии епископские госпитали появились уже на рубеже V—VI вв., и число их быстро росло. Затем госпитали стали устраивать при монастырях, а в высокое Средневековье — в городах, часто на пожертвования частных лиц. Историки медицины рассматривают эти учреждения как первые клинические госпитали, больницы. Это неверно. Средневековый институт госпиталей изначально имел совсем другие, гораздо более широкие функции. Там не только содержали больных и оказывали им посильную помощь, но и давали приют беднякам, ослабленным и голодным, немощным старикам, сиротам, в госпиталях также находили кров и пищу путешественники и паломники. Основным руководством по уходу за бедными и больными для монахов стал устав св. Бенедикта Нурсийского ( ок. 529 г.), по меньшей мере до XII в. оказывавший сильнейшее воздействие на формирование представлений о функциях и устройстве госпиталей в целом.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
13

Слайд 13

Согласно уставу, прибывающие в монастырь гости ( hospites ), и прелде всего бедняки и паломники ( pauperes et peregrini ), должны были обеспечиваться всем необходимым: кровом, едой, одеждой, в случае нужды – посильной медицинской помощью. Для этих целей в монастырях были не только отдельные помещения для гостей – «госпитали», но и отдельные погреба, кухня и пекарня, иногда – монастырский врач. Изначально в монастырском уставе «специализации» врача ( medicus ), подобно тому как существовали «специализации» келаря капеллана, библиотекаря, не предусматривалось. В монастырских поминальных книгах, где рядом с именами почивших упомянуты обычно и их должности, слово medicus встречается крайне редко. Врачом « назначался » кто-либо из монахов, и его положение не давало того авторитета, которым обладали монахи вышеупомянутых « специализаций», а функции заключались главным образом в уходе за больными и в элементарной медицинской помощи. Однако, нельзя оставить без внимания тот факт, что многие монахи действительно серьезно занимались медициной, изучая античное наследие и местные народно-медицинские традиции, учились у своих предшественников в монастыре или даже у известных светских медиков. В некоторых монастырских госпиталях, даже на севере Европы – в Исландии и Скандинавии, судя по найденным археологами медицинским инструментам и результатам исследований скелетов с кладбищ при госпиталях, монастырские врачи производили сложные хирургические операции в соответствии с новейшими по тем временам методиками, разработанными в европейских медицинских центрах, хотя одновременно не пренебрегали и лечением реликвиями, святой водой и благословленными специальными формулами культовыми предметами.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
14

Слайд 14

Если говорить о значении монастырей для развития медицины науки о лечении вообще, то в первую очередь следует напомнить, что в течение многих столетий после распада Римской империи они оставались едва ли не единственными очагами культуры и образованности, и именно в них было по крупицам собрано и возрождено античное медицинское наследие, в значительной степени утерянное во времена Великого переселения народов и варварских набегов кочевников. В основанном Кассиодором ( ок. 540 г.) монастыре «Виварий» на горе Монте Кассино переводились и переписывались античные медицинские рукописи Гиппократа, Галена, Цельса, Диоскурида, Ориебазия, Александра Тралльского ; в Испании к тщательному изучению воззрений античных врачей первым обратился архиепископ Исидор Севильский ( ок. 570- 636 гг.); в крупных монастырях ( Люксёй, Фульда, Райхенау, Боббио, Санкт- Галлен ), в школах при госпиталях епископских кафедр (в Париже, Шартре, Лилле, Туре) составлялись рецептарии, руководства по кровопусканию, компендиумы из античных сочинений наподобие знаменитого « Corcondantia Ippocratis, Galeni et Syriani », несколько столетии служившего путеводной нитью в медицинской практике. Обращение монахов к практической медицине было тем более важным, что в деле помощи больным и инвалидам роль белого духовенств как врачевателей была довольно символической: в раннее Средневековье долгом священника было не лечить – это запрещалось, а молитвами и увещеванием поддержать тех, кто слаб и сам не способен противостоять скверне болезни, подготовить умирающего, помочь ему осилить грядущую смерть, облегчить расставание с земной жизнью.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
15

Слайд 15

Система городских епископских госпиталей как оплот каритативной деятельности Церкви тем не менее не сумела выдержать испытания вр е менем и к XIV в. окончательно приходит в упадок. За исключением того, что в 1215 г. IV Латеранский церковный собор запрещает белому духовенству практиковать хирургию и акушерство, основные причины, обусловившие её развал, к медицине имели мало отношения и носили социально-экономический и отчасти идеологический характер. После XII в. новых церковных госпиталей почти не основывали, а многие старые приходили в упадок, сокращали количество мест или вообще закрывались. Экономическому упадку госпиталей сопутствовала и духовная деградация их служителей: богослужениями все чаще пренебрегали, дисциплина падала, предназначенные для больных и бедняков продукты и имущество разворовывались. В этом смысле хозяйственная самостоятельность и право распоряжаться пожертвованиями сослужили госпиталям плохую службу, дав почву для произвола управляющих. Нередкими стали ситуации, когда госпиталь оказывался вообще пустым: все средства шли только на содержание ректора, капеллы и служащих. Несмотря на попытки церковных властей и поместных соборов сохранить первоначальные функции госпиталей как богоугодных заведений, вокруг них всё чаще разражались громкие скандалы.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
Изображение для работы со слайдом
1/3
16

Слайд 16

В высокое Средневековье отмечаются глобальные изменения как в хозяйственной жизни общества, так и в общественном мировоззрении, давшие первый импульс оформлению другой, в каком-то смысле альтернативной существующей системе призрения бедных и больных. Процессы в Х I- XIII вв. привели к серьезным изменениям форм реальной бедности и соответственно самого содержания понятия «бедные». В каритативной деятельности происходит настоящая революция. Решающим фактором, столь изменившим положение вещей, является отмечаемый уже с Х I в. прирост населения: с X в. по XIV в. население Европы удваивается. Оборотной же стороной этих процессов стало увеличение числа бедных. При том, что прирост населения постоянно опережал прирост ресурсов питания, а неурожайные годы были явлением довольно частым, не оскудевала и армия голодающих. К деревенской бедноте – основному объекту благотворительности в раннее Средневековье прибавилась беднота городская, рост численности которой во многом был обусловлен бедностью в деревне: город притягивал голодающих. Рост «бедности поневоле» обострил вопрос о «добровольной бедности» и аскезе, приближающимся к идеалам апостольства. Старое бенедиктинское монашество переживает кризис: богатство ордена заставляет усомниться в его соответствии этим идеалам. И в самом монашестве, и в миру активизируется движение за «добровольную бедность» и служение бедным, вылившееся в создание целого ряда духовно-светских орденов и братств, поставивших своей целью соответствие аскетическим идеалам и каритативную деятельность, прежде всего уход за больными и помощь нуждающимся, создание hospitalia pauperum et domus leprosorum.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
17

Слайд 17

Эти ордена уже не были чисто церковными организациями, в них входили миряне, причем далеко не из знати. Старейшим был орден святого Иоанна (известный сегодня также как Мальтийский ), организованный во второй половине ХI в. рыцарями и купцами в Иерусалиме для опеки больных паломников и заслужил в 1099 г. особое одобрение Папы римского. В Иерусалиме же в 1118 г. был создан орден тамплиеров, распространивший сеть своих госпиталей по всей Европе. Некоторые ордена отличала известная специфическая направленность их благотворительной деятельности. Орден святого Лазаря (1119) заботился исключительно о прокаженных, члены «Ордена премонстрантов », (1121) видели свое предназначение в заботе о душах смертных и миссиионерстве, но тоже создавали госпитали при своих монастырях, Орден святого Антония помогал больным эрготизмом «огнем святого Антония* (род отравления грибком спорыньи). Особого внимания заслуживает орден госпиталитов Святого Духа (1198), объединивший ряд светских духовных братств формально вообще независимых от Церкви, члены которых, мужчины и женщины из разных сословий, живя в миру, тем не менее посвятили себя служению Господу и ближним. Особенно много госпиталей ордена госпиталитов Святого Духа возникло в Италии и Германии в XIII в. Герб Мальтийского ордена Крест ордена Тамплиеров Герб ордена Премонстрантов

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
Изображение для работы со слайдом
Изображение для работы со слайдом
1/4
18

Слайд 18

Состоятельные люди в городах вместо дарений церковным госпиталям всё чаще организовывали собственные. При них также трудились члены какого-нибудь благотворительного объединения. Такие госпитали стали новым типом института социальной помощи, пришедшим на смену монастырским или создаваемым канониками городских соборов госпиталям, они принадлежали городу и подчинялись светским властям. Что представляла собой мирская благотворительность в раннее Средневековье? Уже в раннесредневековых грамотах король или представители местной аристократии называли себя «отцами и утешителями бедных» ( pater et consulater pauperutn ), а всевозможные предписания, наподобие рыцарских «зерцал», кодифицировавшие сословную мораль, требовали от сильных мира сего заботы о бедных и слабых, однако ни о какой систематической и институционализированной заботе со стороны светской власти и частных лиц до конца высокого Средневековья говорить не приходится. Она могла выражаться лишь в отдельных дарениях в пользу Церкви, включая монастыри, госпитали, лепрозории, а также в раздаче милостыни. Средневековые источники полны рассказов о масштабных и впечатляющих раздачах милостыни государями и знатными сеньорами, особенно приуроченными к праздникам и торжественным событиям, хотя в целом при многих дворах, равно как и в монастырях, содержание нищих было поставлено весьма богата. В дни больших церковных праздников устраивалось целое театральное действо, когда знатные особы публично мыли нищим ноги, стригли их головы, кормили и т, п. Следует уточнить, однако, что раздача милостыни принимала привычные для средневекового общества ритуальные и кодифицированные формы. Строгая регламентированность и подчеркнутая публичность всех этих актов заставляют предполагать, что в основе подобной благотворительности лежала не столько проповедуемая христианством любовь к ближнему, сколько забота жертвователей о собственном душевном благополучии».

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
19

Слайд 19

С конца XIV столетия тенденция к переходу всех функций заботы о бедных в компетенцию местных властей все больше дает о себе знать. Тогда же намечаются радикальные перемены в понимании бедности и, что важно, в ее оценке. Соответственно изменяются отношение к бедным и формы их призрения. Чумные эпидемии середины XIV в., в течение нескольких десятилетий опустошавшие Европу, имели следствием не только сокращение населения, но и значительный упадок хозяйства, что дало новый импульс бедности. Стремительный рост числа неимущих превращает их в социальное зло, и на повестку дня впервые в истории встает вопрос о причинах бедности, связи ее с преступностью и способах борьбы с нею, что в целом противоречило прежней, евангельской, ее оценке. Если раньше бедность понималась как необходимость работать, а нищенствование — не как вынужденное состояние, а как способ приближения к евангельским идеалам самоотречения и отвержения всего мирского, то теперь бедность стали объяснять нежеланием работать. Людей без определенных занятий, не имевших профессии, вырванных из своей среды, тем более пришлых, то есть тех самых, которые прежде составляли значительный процент обитателей госпиталей, начинают рассматривать как бродяг, бездельников и тунеядцев, с которыми надо вести борьбу и по возможности заставить трудиться.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
20

Слайд 20

В позднее Средневековье институт госпиталей окончательно утрачивает свою функцию жертвы Господу, своё «сакральное значение», и те социокультурные феномены, которые можно было бы обозначить современными понятиями здравоохранение и социальная забота, в целом приобретают общественный статус, или точнее, свой религиозный характер. Врачевание тоже становится делом людей светских – профессиональны врачей, которых готовят медицинские факультеты университетов, и разного рода и степени образованности лекарей, цирюльников, «бродячих медиков» – по большей части шарлатанов, владеющих, впрочем, не только умением изготавливать всевозможные «чудодейственные» бальзамы и микстуры, но и некоторой суммой позитивных знаний и опыта, позволяющих проводить мелкие медицинские операции. Эти перемены, впрочем, нимало не отразились на авторитете деревенских знахарей, ибо народная медицина ещё много столетий спустя оставалась частью традиционного жизненного уклада низших слоёв населения.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
21

Слайд 21

Солидарности с больным в первую очередь следовало ожидать от семьи, и средневековые миракулы подтверждают это многочисленными примерами.. Близкие терпеливо ухаживали за больными, сопровождали в паломничество по святым местам. Родители заботились о детях, взрослые дети – о родителях. Тех, кто не мог идти сам, везли на телеге или верхом на лошади, несли на носилках или на руках. Многие больные, до того как отправиться к могиле святого за исцелением, не один месяц или даже год страдали от своей болезни и нуждались в постоянном уходе и моральной поддержке, которые они и получали от близких, соседей, друзей. Немало хлопот доставляли окружающим душевнобольные, особенно буйные, но даже самых агрессивных не изгоняли из деревни, а только старались подавлять припадки их безумия, чтобы они «не могли нанести вреда себе и другим»; отношение к ним было весьма терпимым, и близкие не теряли надежды на их выздоровление. Забота о больных в частной жизни

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
Изображение для работы со слайдом
1/3
22

Слайд 22

Р. Хирстанд в своём исследовании об отношении к больным в Средние века среди простых людей и среди знати, показал, что в крестьянской среде к больным и инвалидам относились гораздо мягче и сердечнее, чем в среде высокопоставленной знати. Болезни же королей обычно замалчивались. Больных, увечных, умственно неполноценных наследников любым способом старались устранить: на то были свои политические причины. Среди простолюдинов, напротив, ни о какой маргинализации больных нет речи. Они окружены помощью и поддержкой со стороны близких. Дети-инвалиды также не были изолированы от своих здоровых сверстников, они участвовали в их играх и могли рассчитывать не только на душевное участие и сострадание, но и на обед в доме их родителей. С емьи далеко не всегда могли прокормить таких детей, но те могли рассчитывать на милосердие окружающих и часто сами заботились о своем пропитании, перебираясь от одного дома к другому в поисках подаяния, о чем опять-таки свидетельствуют миракулы. С другой стороны, в домашней жизни неизлечимый больной действительно был обузой для близких, которые не всегда могли его прокормить или обеспечить ему требуемый уход. Он досаждал им своими жалобами, стонами и криками, жалким видом и запахами, и, разумеется, не все люди были способны воплотить в своей жизни христианский подвиг милосердия в отношении больных членов семьи.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
23

Слайд 23

Руководствуясь библейской мудростью, светская власть в союзе с церковной вырабатывают свою политику в отношении прокаженных, Первым законодательным документом, регулирующим положение прокаженных в обществе, был эдикт лангобардского короля Ротари (643), согласно которому заболевших лишали всех прав и имущества, изгоняли из дома и заставляли селиться в строго определенных местах – лепрозориях или деревнях для прокаженных. Такое положение дел с небольшими вариациями сохранялось во всех государствах Западной Европы на протяжении всего Средневековья. Судьба прокаженных Герб ордена св. Лазаря С самого начала католическая Церковь взяла на себя заботу по уходу за больными проказой. Первые лепрозории также основывались при монастырях. В XII-XIII вв., в период особенного распространения болезни и истерического страха перед нею, уходом за прокаженными занимались главным образом духовно-благотворительные объединения благочестивых мирян, частично входивших в орден святого Лазаря, «специализировавшийся» на призрении прокаженных. Вплоть до позднего Средневековья ( XIV - XV вв.), пока болезнь не пошла на убыль, она считалась неизлечимой. Более того, профессиональные врачи никогда не посещали лепрозории.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
24

Слайд 24

Однако и у самой Церкви отношение к прокаженным сложилось иное, нежели к «обычным» больным, в отношении которых она претендовала на роль главной целительницы их недугов. Б орьба Церк в и со злом в лице болезни выражалась в создании госпиталей. Госпиталь был «Домом Господа», где главное внимание направлялось на исцеление души от скверны греха, ведущее, как считалось, к телесному выздоровлению. Таким образом Церковь брала на себя терапевтическую функцию: исцеляя душу, боролась с болезнью. Однако в случае с прокаженными всё обстояло иначе. Освящая своим авторитетом практику исключения их из общества и тем самым постоянно подпитывая страх и ненависть в отношении к ним, Церковь демонстрирует иной подход к борьбе с болезнью, не сделавший её чести. Точнее, она просто отказывается от этой борьбы, и передает инициативу мирской власти. Действительно, все предписания об изоляции прокаженных, всякое решение в отношении каждого конкретного больного, исходили от светской власти, хотя и произносились лицом духовного звания. И все же отношение к больным проказой в Средние века нельзя назвать однозначно отрицательным, тем более нетерпимым. Как покойников, прокаженных удаляли от живых, держали под неусыпным надзором, как еретиков, угрожающих погубить души ближних. Но с другой стороны, именно прокаженные были самым подходящим объектом христианской любви к ближнему ( caritas ). До конца своих дней обреченные на неимоверные страдания, они были в глазах общества ближе всего к Господу, и служить им, а в их лице — Христу, считалось особым христианским подвигом. Заразные, неизлечимые и гонимые, прокаженные и сами не могли ничего другого, только как служить Господу. По крайней мере, именно эта «социальная роль» и навязывалась им обществом. Как у монахов, у них был один завет, одно правило на всю жизнь. С ними вместе по этому завету служения Спасителю жили и здоровые, посвятившие себя уходу за больными. Ну а в обыденной жизни прокаженных можно было встретить у гробниц святых-чудотворцев, где они вместе с другими страждущими искали исцеления.

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2
25

Слайд 25

Работа выполнена по материалам книги Ю.Е. Арнаутовой «Колдуны и святые. Антропология болезни в средние века» – СПб.: Алетейя, 2004. – 397 с. Ю.Е. Арнаутова

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
Изображение для работы со слайдом
1/3
26

Последний слайд презентации: Переживание болезни и отношение к больным в Средневековой Европе

Спасибо за внимание!

Изображение слайда
Изображение для работы со слайдом
1/2