Презентация на тему: Каспар Давид Фридрих

Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
Каспар Давид Фридрих
1/29
Средняя оценка: 4.1/5 (всего оценок: 5)
Код скопирован в буфер обмена
Скачать (65924 Кб)
1

Первый слайд презентации: Каспар Давид Фридрих

Изображение слайда
2

Слайд 2

Еще в ранних произведениях видна задумчивая, довольно мистическая атмосфера работ автора. Зритель, на месте которого нередко бывают фигуры, отрешенно созерцающие пейзажи, видит таинственную природу, погруженную в молчание, признаки бытия над реальностью. В произведениях Каспара Давида Фридриха подобные символы являются в качестве довольно натурных, подчеркнуто-важных элементов (линия горизонта, горы, корабли либо города вдали). История — как древнеязыческая, так и более поздняя, периода Средневековья, — сквозит меланхолическими мотивами (гробница великанов из сказки, разрушенные храмы, монастыри), где акцент сделан больше на трагических разрывах, чем на связи времен. Силу цветов, довольно выразительных, умеряют туманы, закатная или же предрассветная дымка.

Изображение слайда
3

Слайд 3

Каспар Давид Фридрих — превосходный пейзажист, работавший в стиле романтизма. Для него натура являлась выразителем значительных душевных волнений, нередко обретая свою символику, условное наполнение. Ландшафты использовались им в качестве способа отображения своих сокровенных эмоций. Со временем живописец все больше дублирует милые ему мотивы, а изображения натуры периодически сменяли образы ангелов, видения храмов, которые парят в небе. Другие картины Каспара Давида Фридриха близки идиллически-бытописательской манере стиля бидермейер. Один из присущих мастеру приемов — поместить зрителей в атмосферу самой картины. Фигуру он нередко изображал обращенной к пейзажу, всецело занятой наблюдением, потому созерцатель обретал тут своего рода «точку вхождения» в бесконечность мира. Его пейзажи несут на себе печать меланхолии. Наполненные неземным светом, они кажутся мистическими, нереальными, хотя писал он их, главным образом, опираясь на натурные впечатления. Их уникальность в сочетании непосредственного наблюдения природы с духовным и мистическим переживанием увиденного.

Изображение слайда
4

Слайд 4

«Монах у моря» (1808-1809)

Изображение слайда
5

Слайд 5

Картина «Монах у моря» - одна из известнейших в творческом наследии мастера, работавшего над ней два года. Фридрих делит полотно на три горизонтальные ленты: землю, море и небо. Эта откровенная простота композиции потрясла публику того времени, которая была воспитана на изощренных академических композициях с большим количеством сложных ракурсов и поз. В почти абстрактной простоте членений заключалась новизна и сила воздействия искусства Фридриха. Все внимание мастера и зрителя концентрировалось на интенсивности красок, атмосфере, созданной простыми и убедительными средствами. Голая песчаная суша, черная полоса пугающего моря, свинцовые тучи на занимающем большую часть полотна небе. Одинокая фигура монаха стоит спиной к зрителю. Герой смотрит на море, вокруг лишь простор и парящие над ним чайки. Интригует настроение картины. Непроходимая тьма моря и монотонная бесконечность неба подавляют, но за тучами виден просвет.

Изображение слайда
6

Слайд 6

«Зимний пейзаж с церковью» (1811) В «Зимнем пейзаже с церковью» три башни готического храма, как будто повисшие в синеватой мгле тумана, кажутся воздушным замком или призрачными тенями трёх елей, растущих на переднем плане. В их хвое спрятано распятие, перед которым горячо молится калека, отбросивший в сторону костыли. Фридрих писал: «Местность, окутанная туманом, кажется шире, возвышеннее, она обостряет фантазию, мы с нетерпением чего-то ждём — словно видим перед собою девушку, которая с ног до головы укутана в шубы».

Изображение слайда
7

Слайд 7

Это одна из лучших картин Фридриха, посвященных теме смерти и воскресения. На переднем плане зритель видит открытую могилу - символ неотвратимо приближающейся смерти. Верхняя часть картины освещена неземным сиянием, которое дает надежду на грядущее воскресение для жизни вечной. Сам пейзаж выглядит совершенно невероятным. Известно, что, работая над ним, Фридрих основывался на собственном опыте пристального наблюдения природы. «Аббатство в дубовом лесу» (1809-1810)

Изображение слайда
8

Слайд 8

«Охотник в лесу» (1813-1814) Картина художника «Охотник в лесу» показывает одинокую фигуру охотника в густом еловом горном лесу. По мнению мастера «суровая и мрачная природа этих мест более всего подходит для религиозных размышлений и духовного роста».

Изображение слайда
9

Слайд 9

«На паруснике» (1818-1820) Перед картиной «На паруснике» каждый невольно делается участником изображённой сцены: палуба срезана рамой так, чтобы зритель чувствовал себя плывущим на одном корабле с героями. Эффект присутствия усиливается лёгким креном мачты, который создаёт живое впечатление морской качки.

Изображение слайда
10

Слайд 10

"Женщина и закат солнца", 1818

Изображение слайда
11

Слайд 11

Скалы на острове Рюген 1818 Практически, все пейзажи Фридриха наполнены символами. Фазы луны, время суток, архитектурные формы и, конечно, деревья приобретали символическое значение в его работах. Так, например, в «Меловых скалах на Рюгене», склонившиеся друг к другу деревья символизируют союз художника с его женой.

Изображение слайда
12

Слайд 12

Странник над морем тумана, 1818 Эта картина — больше, чем просто пейзаж. Здесь природа представляет собой внешнее выражение внутреннего состояния, настроения байронического героя, изображённого на переднем плане.

Изображение слайда
13

Слайд 13

«Восход луны над морем» (1821) «Восход луны над морем» — вечерний пейзаж, написанный Каспаром Давидом Фридрихом в городе Дрезден, в Саксонии. Картина представляет собой изображение двух пар молодых людей, наблюдающих за восходом луны на берегу моря. На заднем плане видны два небольших парусных судна, вероятнее всего прогулочные яхты. Характерно то, что женщины изображены на картине сидящими на камне отдельно от мужчин. При этом оба юноши стоят на камнях в отдалении от девушек.

Изображение слайда
14

Слайд 14

«Двое, созерцающие луну» (1819-1820) Фигура созерцателя — частый мотив пейзажей Фридриха. Как правило, он обращён к зрителю спиной: художника интересуют не индивидуальные черты персонажей, а их общая увлечённость стихийной мощью, грозной беспредельностью природы. Безымянный мечтатель в живописи Фридриха — своеобразный двойник зрителя, которому художник предлагает мысленно занять его место.

Изображение слайда
15

Слайд 15

Их окружает множество «говорящих» деталей: засохшее дерево символизирует увядание и конец, луна – возрождение, а дорогу можно истолковать как жизненный путь. Люди, застывшие под луной, осознают, что над ними есть некая сила, объединяющая живое, мёртвое и весь ход бытия.

Изображение слайда
16

Слайд 16

"Мечтатель (Руины монастыря Ойбин)"

Изображение слайда
17

Слайд 17

Художник впервые увидел горы в молодости, в 1810 г. С тех пор, они стали частым мотивом его пейзажей, символом высот познания и духовной жизни. Несколько сосен на скалистых вершинах напоминают о вечной жизни. Но, на пути к ней нужно преодолеть ущелье с клубящимся туманом — бездну греха, в которую человек рискует упасть каждую минуту своего земного пути. Ущелье. 1823 г.

Изображение слайда
18

Слайд 18

Кораблекрушение в Арктике (Гибель «Надежды» во льдах)1824

Изображение слайда
19

Слайд 19

Большинство пейзажей Фридриха имеют символический подтекст. Как правило, художник преобразует исходный материал таким образом, что законченная сцена выглядит нереальной. Правда, в отдельных случаях Фридрих изображает места или события предельно натуралистично. К работам такого рода относится драматичная картина «Кораблекрушение в Арктике», сюжетом для которой послужила, по всей видимости, полярная экспедиция сэра Уильяма Парри. Впрочем, за натурализмом сцены здесь легко угадывается мысль о бренности и тщете человеческих амбиций. Ледяные глыбы, сковавшие судно, одновременно становятся и памятником мужеству человека. От полотна веет пронзительным холодом и одиночеством. Картина выражает превосходство природы над человеком, её силу и мощь.

Изображение слайда
20

Слайд 20

Художники-романтики с пантеистическими воззрениями смотрели на природу как на нечто одухотворенное, несущее на себе печать замыслов Творца. Именно так воспринимал природу и Фридрих, сказавший однажды своему другу во время прогулки за городом: Бог вокруг нас, он во всем, в каждой песчинке. Сейчас я ощущаю его присутствие вот в этих камышах. Распознать сакральный смысл природы и выразить его живописными средствами такой была главная задача, которая ставилась романтиками. Художник писал в наставлении одному из своих учеников: «Постарайся закрыть свое телесное зрение, чтобы, прежде всего, увидеть будущую картину духовным взором, а затем освети ее внутренним светом, который поможет тебе видеть в темноте и отделить суть предмета от его внешних проявлений». Говоря словами Новалиса, художник обязан расшифровать таинственные послания, рассыпанные повсюду в облаках, снежинках, кристаллах и камнях, в текущей и замерзшей воде и передать их в виде символов. Новалису возражал Гете, утверждавший: «Смертному человеку не дано постичь божественную истину, он может ощутить ее только в отраженном виде».

Изображение слайда
21

Слайд 21

Во многих случаях, пейзажная живопись Фридриха строится по принятому в романтизме принципу примирения противоположностей. В работах часто встречаются: сухие мертвые дубы в окружении вечнозеленых елей и сосен, мрачная, тяжелая земля с разлитым над ней прозрачным небесным светом, символизирующие неизбежное окончание земной, и обещание вечной загробной жизни. Если художники классического периода стремились передать гармонию природы и человека, то у художников-романтиков на первый план выходят величие и сила стихии. Очень часто люди изображались едва заметными на фоне величественной панорамы или представлялись беспомощными игрушками в руках природы. Фридрих усвоил идеалы романтической живописи и дополнил их своим собственным, глубоко религиозным, восприятием мира.

Изображение слайда
22

Слайд 22

«Вход на кладбище» (1825) С середины 1820-х художник жил замкнуто и одиноко, в сущности, задолго до своей смерти он был забыт зрителями. Только в начале ХХ века мастер был оценен по достоинству. В его позднем творчестве мотив кладбища начинает играть важную роль. Представленное полотно было начато в 1825, но осталось незаконченным. Величественные ворота, изображенные на нем, - живописная реминисценция ворот дрезденского Троицкого кладбища.

Изображение слайда
23

Слайд 23

Образ кладбища - один из самых богатых в психологическом плане - вызывает множество ассоциаций и заставляет задуматься. В контексте романтической культуры он, в первую очередь, рождает мысли и ощущение меланхолии, щемящей тоски, горького осознания бренности всего земного. Фридрих усиливает эти настроения еще и тем, что изображает уже заброшенное, всеми забытое кладбище. Такой вид ему придавала фантазия художника, который впоследствии будет здесь похоронен. Как всегда в романтическом искусстве, природа пасмурна, даже когда небо безоблачно, как в данном случае, освещение какое-то зловещее, инфернальное, нагнетающее мрачные чувства.

Изображение слайда
24

Слайд 24

«Вацманн» (1824-1825)

Изображение слайда
25

Слайд 25

В процессе работы над картинами Фридрих часто обращается к эскизам, выполненным раньше, а также к своей фантазии художника. Такой подход объясняет, почему в его пейзажах иногда встречаются элементы и формы природы, которых никогда не было в действительности, что мы и видим в картине «Вацманн». За скалами на переднем плане видны долины, покрытые богатой растительностью — пейзаж не реальный, однако здесь нет ошибки художника, как раз наоборот — композиция картины выстроена четко. Система поднимающихся вверх диагоналей, определяемая склонами гор, позволяет зрителю совершить «восхождение» — от цветов и деревьев, которые живут и умирают, к заснеженным вершинам гор, символизирующим вечность. Игра светотеней на переднем плане — аллегорическое воплощение мирской суеты, расщелины и обрывы — это интриги и опасности на жизненном пути, а ель в центре — символ никогда не иссякающей веры. По мере чередования планов от ближнего к дальнему внимание зрителя все больше концентрируется на самой высокой точке — вершине покоя и духовности. Картина «Вацманн» еще раз доказывает, что пейзажи Фридриха — не просто отображение природы, основанное на точном её воспроизведении, а оригинальное творение, раскрывающее внутренний мир художника.

Изображение слайда
26

Слайд 26

Воспоминания об Исполиновых горах. 1835 г

Изображение слайда
27

Слайд 27

«Сова на могиле», 1837 г. Часто Фридрих противопоставляет на своих полотнах мрачный, тяжелый «земной» мир миру небесному, представленному освещенным ярким светом пейзажем, который виднеется на горизонте. В поздних работах Фридриха, посвященных этой теме, появляется сова – символ ночной темноты и смерти. Этот образ, например, присутствует в одном из последних произведений художника – «Сова на могиле».

Изображение слайда
28

Слайд 28

«Возрасты жизни»

Изображение слайда
29

Последний слайд презентации: Каспар Давид Фридрих

На его последней картине «Возрасты жизни» на переднем плане изображена семья: дети, родители, старик. А дальше, за пространственным разрывом — закатное небо, море и парусники. Если мы поглядим, как выстроено это полотно, то мы увидим поразительную перекличку между ритмом человеческих фигур на переднем плане и ритмом парусников в море. Вот высокие фигуры, вот низкие фигуры, вот парусники большие, вот шлюпки под парусами. Природа и парусники — это то, что называется музыкой сфер, это вечное и от человека не зависящее. Человек на переднем плане — это его конечное бытие. Море у Фридриха очень часто метафора инобытия, смерти. Но смерть для него, верующего человека, — это обетование вечной жизни, про которую мы не знаем. Эти люди на переднем плане — маленькие, корявые, не очень привлекательно написанные — своим ритмом повторяют ритм парусника, как пианист повторяет музыку сфер. Это наша человеческая музыка, но она вся рифмуется с той самой музыкой, которой для Фридриха наполняется природа. В этом полотне Фридрих обещает — не загробный рай, но что наше конечное бытие находится все‑таки в гармонии с мирозданием.

Изображение слайда